Боевая машина пехоты БМП-3

Дорога в жизнь и испытания жарой

    Арабские офицеры и сержанты внимательно изучали конструкцию и устройство машины, эксплуатационную документацию. Наши специалисты через переводчиков объясняли, что к чему и отвечали на возникшие вопросы. Первоначально планировалось в течение недели провести ходовые испытания в пустыне, а затем в течение двух дней провести подготовку машин к стрельбе и провести стрельбы. На пробег в пустыню ушли четыре машины. Их сопровождала целая колонна внедорожников с арабскими офицерами и нашими специалистами. Впереди тоже следовал внедорожник Toyota Land Cruiser генерала Аль Рьяни. Одним из условий пробега было то, что БМП-3 должна пройти там, где пройдет полноприводная Toyota. Правда, автомобили частенько садились в песке, и тогда арабские солдаты буквально на руках их вытаскивали, а БМП-3 продолжали идти. Бывало так, что некоторые из них тоже садились, но тогда в ход шли бревна для самовытаскивания или цепляли цугом несколько БМП и вытаскивали застрявшую, после чего продолжали движение. После нескольких часов движения колонна БМП останавливалась, и производились замеры температуры воздуха внутри машины, брони, катков, гусениц, проверялась исправность систем. Арабские специалисты также находились в БМП, проверяли насколько удобно работать экипажу внутри, какие машина испытывает вибрации, удобство работы экипажа, насколько жарко в машине. Наши испытатели тоже все тщательно проверяли и фиксировали все результаты и замечания, выявленные как арабами, так и своими специалистами.
    Пробег продолжался больше недели, за это время прошли по пескам около тысячи километров. Это было суровое испытание не только для машин, но и для людей, которые участвовали в этом пробеге. В первый же день пробега поднялась песчаная буря - малоприятное явление в пустыне. Песок и пыль забивается во все возможные щели, видимость 10-20 м, и ко всему прочему невыносимая жара. Арабским специалистам песчаная буря была на руку - им интересно было посмотреть, как справятся с такими условиями воздухоочистители наших машин. До этого американские и английские БМП такую проверку не прошли. Наши БМП-3 продолжили свое шествие по Аравийской пустыне. Впрочем, арабским офицерам тоже доставалось от капризов местной природы.
    Здесь уместно привести рассказ участника тех событий начальника сектора отдела испытаний СКБ "КМЗ" Чигарева Александра Авенировича:
    "В первый же день мы попали в жуткую песчаную бурю - ощущение такое, что песок летит со всех сторон. Идем по пустыне среди барханов высотой с девятиэтажный дом. Песок сдувается с вершин и сыпется на нас. Очень жарко: +48 градусов в тени. Машины идут на пределе по температурному режиму, но не легко и "ленд-крузеру". Генерал предпринимает несколько попыток преодолеть барханы в лоб, но сцепление колес с песком мало, и тяжелый "крузер" беспомощно сползает боком с барханов. То же происходит и с нашими машинами - сначала движение в гору 10-20 м, затем в какой-то момент гусеницы проскальзывают, и машина самопроизвольно сползает с бархана. И тут к нашей всеобщей радости машина арабского генерала застревает, он обращается за помощью, мы с удовольствием вытаскиваем "крузер" из песка. Аль Рьяни тоже нелегко. Чтобы повысить мощность "крузера", он отключил кондиционер и от жары весь мокрый.

Отверстия в кожухе зеркальной поверхности 100-мм орудия 2А70 стали сверлить исходя из опыта эксплуатации в ОАЭ по рекомендации военных специалистов Бронетанковой школы для предотвращения образования раковин на зеркальной поверхности
    76. Отверстия в кожухе зеркальной поверхности 100-мм орудия 2А70 стали сверлить исходя из опыта эксплуатации в ОАЭ по рекомендации военных специалистов Бронетанковой школы для предотвращения образования раковин на зеркальной поверхности

    Продолжаем двигаться - средняя скорость не более 10-15 км в час, очень тяжело. Наконец во второй половине дня выходим участок, напоминающий такыр в Туркмении. Становится легче, резво мчимся по пустыне, от генерала не отстаем, правда, он еще несколько раз попадал впросак - застревал и обращался к нам за помощью. Тут мы заработали еще несколько очков в нашу копилку.
    На третий день гонок по пустыне произошел случай, который довольно часто упоминается в прессе или на пресс-конференциях, - правда, обычно это делают не непосредственные участники события.
    Это была самая удаленная точка нашего маршрута, предстояло двинуться в обратную дорогу. С утра ко мне подошел подполковник Муттава Абдела (тогда еще начальник артиллерийского полигона в городе Дубай) и сказал, что он хочет поехать за штурвалом машины, которую вел я. Пришлось согласиться. Кстати, Абдела считался высококлассным специалистом и грамотным инженером.
    Начали движение, изредка подсказываю подполковнику о некоторых нюансах управления данной машиной. Он быстро осваивается, скорость движения увеличивается, и примерно через час мы мчимся на максимальной скорости. На борту машины я, мой дублер В.Ф. Лисовский, прапорщик арабских ВС и подполковник Абдела. Я сижу рядом с ним на месте левого пулеметчика, прапорщик - на месте правого пулеметчика. Лисовский - в башне на месте командира, все - в положении "по-походному", то есть на броне. Двигались по хорошо укатанному щебеночному грейдеру высотой около 3 метров.
    Через некоторое время подполковник Абдела попросил меня спуститься внутрь машины и посмотреть на показания приборов, так как он считал, что они близки к предельно допустимым. Я спустился внутрь, проверил показания приборов, оснований для беспокойства не нашел и сказал ему, что проблем нет и можно двигаться далее без ограничений по скорости.
    В этот момент я услышал очень подозрительный посторонний щелчок в кормовой части машины и в следующее мгновение почувствовал, что машина плавно меняет траекторию движения и на полной скорости движется к краю грейдера.
    Пытался ли подполковник выправить машину на дороге - неизвестно. Я сразу понял, что сейчас произойдет переворот машины. В следующее мгновение она отделилась от дороги, пролетела несколько метров и ударилась носовой частью о грунт.
    Меня сбросило с сиденья и швырнуло в каркас для магазинов курсового пулемета. Каркас был без магазинов, их сняли с машины для снаряжения боекомплекта к последующим стрельбам. В машине стоял грохот, кормовая часть машины оказалась у меня над головой, и я понял, что мы переворачиваемся. Вокруг летел песок, которого в машине было в изобилии после гонок в песчаную бурю, летели ящики с ЗИПом. Сразу возникла мысль: только бы не прибило каким-нибудь ящиком, в некоторых из них лежало килограммов по 10 всяких железяк.

На БМП-3 поставляемых в ОАЭ на башне сзади приваривалась металлическая корзина для личных вещей
    77. На БМП-3 поставляемых в ОАЭ на башне сзади приваривалась металлическая корзина для личных вещей

« Назад        Далее »