Боевая машина пехоты БМП-3

Первые шаги и испытания на зрелость

    Однако ходовая часть преподносила и другие сюрпризы, уже после возвращения машин из Кубинки в Курган. В ту осень уже с октября ударили морозы, но снега на заводском полигоне не было. Трасса превратилась, в своего рода бетонную колею. График испытаний никто переносить не собирался, и они шли в четком соответствии с ним. Но тут и столкнулись с новой неприятностью - в первый же день произошло тридцать сбросов гусеницы. Впереди были государственные испытания и все прекрасно понимали, что с таким дефектом представитель военной приемки (в простонародии - "военпред") не даст разрешения на отправку машины на эти испытания. Надо было найти и устранить причину дефекта. До причины докопался ведущий конструктор в бюро ходовой части В.И. Бывальцев - в сбросе гусениц на твердых грунтах была виновата недостаточная их винтовая жесткость, которую не обеспечивали пальцы и скрепляющие скобы траков, чаще их называют "бинокли". Решение для устранения причины дефекта тоже было найдено - использовать сочлененный трак. Но для подготовки производства таких траков до начала полигонных испытаний, времени уже не оставалось. Пришлось искать выход, что называется с "меньшей кровью". Сделали специальные "крабы" - два креста, скрепленные болтом, которым крепятся серьги. Эти "крабы" снизу и сверху жестко зажимают серьги, повышая тем самым винтовую жесткость гусеничной ленты. Понятно, что такое решение было временным, но для проведения государственных испытаний и получения визы представителя военной приемки этого было достаточно. Сразу "крабы" ставить не стали, решили их уложить в ЗИП и установить в случае необходимости. Государственные испытания новой машины, которые начались в Кубинке в марте 1985 года, продолжались один год. К тому времени было готово уже четыре машины с боевым отделением, которое, в конечном счете, пошло и на серийных машинах. Испытания проводились в Кубинке, Смолино, Среднеазиатском, Туркестанском, Закавказском и Сибирском военных округах, а также на Черноморском флоте. Председателем государственной комиссии был назначен генерал-полковник Павел Данилович Гудзь, заместитель начальника ВА БТВ им. Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, участник Великой Отечественной. Отмечу по своему опыту, что буквально все, кого сталкивала армейская судьба с этим генералом, оставили о нем самые теплые и восторженные воспоминания. Это был настоящий Танкист, с большой буквы. В 1943 году на Днепре ему пришлось одному на своей "тридцатьчетверке" наступать на три фашистских "Тигра" и он вышел победителем. Правда, машину в этом бою он потерял, потерял он тогда и руку. А Золотую Звезду Героя ему вручили через 50 лет после окончания войны. Я умышленно остановился на личности председателя государственной комиссии, чтобы читателю стало понятно, что такой человек, как П.Д. Гудзь, не допустил бы принятия на вооружение плохой машины. На испытаниях в Кубинке машина прошла без сбросов гусениц. Но выявлялись другие проблемы, было много замечаний. Заводская бригада из восьми человек в течение ночи умудрялась устранять неисправности, и утром машины вновь уходили на испытания. И так каждый день.

Такое зарубежные аналоги делать уже не способны
    22. Такое зарубежные аналоги делать уже не способны

    Первоначально "объект 688" сравнивали с БМП-2, пуская машины по очереди по кругу. Трасса - сплошные ямы и кочки, а водителем новой БМП посадили солдата срочной службы. В отделении управления БМП-2 сидел прапорщик - испытатель с кубинского НИИ. После первого заезда время "объекта 688" было на три минуты выше, чем у БМП-2. Естественно многие военные высказали свои скептические замечания, зачем такая машина нужна? Посадили в новое БМП испытателя с завода, результат несколько изменился: на первом круге БМП-2 отстала на минуту, а на следующем уже на три минуты. Весь скепсис и всякие вопросы отпали сами собой. Затем последовали испытания в горных условиях. Когда машину испытывали в горах Армении, возобновились сбросы гусеничных лент. Тогда вспомнили про "крабы", установили их и сбросов не стало. Есть там гора Арагац высотой 4200 метров. По программе испытаний "объект 688" должен был забраться на высоту 4000 метров. В начале провели разведку маршрута на "уазике", но смогли подняться только до 3000 метров. На следующий день на разведку маршрута отправился заместитель руководителя испытаний полковник П.И. Кириченко. Он вернулся только под вечер, но дорогу на вершину все же нашел. Утром "объект 688" в сопровождении "уазика" с П.И. Кириченко пошел на штурм вершины. Машина уверенно дошла до отметки 4000 метров, которая была покрыта снегом, немного там покаталась и спустилась в исходное положение к подножью горы. Случались в горах Армении и неприятности. Однажды вечером во время движения БМП на горном повороте отлетел бортовой редуктор вместе с гусеницей, машина чудом не свалилась в пропасть, до края которой оставалось не более двух - трех метров. Для предотвращения двигателя от заброса оборотов на спусках без использования тормозов А.А. Благонравовым, А.И. Никоновым и Жебелевым был разработан специальный механизм предохранения. В горах Армении его опробовали на спуске в 17 градусов, а позже в горах Гиндукуша угол был уже 28 градусов. Спуски прошли, как говорится штатно, тормоза не использовались, а машина равномерно без ускорения двигалась вниз. Летом 1986 года "объект 688" прошел сложные испытания в Туркмении. Термометры в тени зашкаливали за отметку + 40 градусов, а в дополнение к этому лессовая пыль. Эта пыль "обрубила" карьеру не одной опытной машине. Но новая БМП бегала в этих условиях уверенно, система очистки воздуха работала нормально. Тем не менее, после испытаний воздухозаборник на всякий случай переместили за башню. Одновременно две машины проходили морские испытания. Их проводили в Севастопольской бухте и на специальном полигоне морской пехоты. Во время испытаний на плаву иногда волнение моря доходило до трех баллов. Тем не менее, "объект 688" продемонстрировал отменную мореходность и хорошие результаты стрельбы на плаву.

Вид на фронтальную часть БМП-3 с прицельным комплексом Весна-К. Хорошо видны элементы надбоя и термозащитного покрытия на верхней лобовой детали корпуса машины
    23. Вид на фронтальную часть БМП-3 с прицельным комплексом "Весна-К". Хорошо видны элементы надбоя и термозащитного покрытия на верхней лобовой детали корпуса машины

« Назад        Далее »