Боевая машина пехоты БМП-2

Освоение производства. Ввод в строй. Эксплуатация

    "В 1989 году Объединенные Арабские Эмираты решили ознакомиться с БМП-2. Две машины с военными экипажами из Минска были отправлены на испытания. От завода направили меня и В.Д. Моторина. Арабы устроили испытания, каких я еще не видел. Мы прошли по самым труднодоступным местам Эмиратов. Ранее здесь проводилась проверка машин немецких, французских, китайских. Арабы начали с того, что стали пугать нас, показывая фото этих машин, застрявших в песках. Сложность маршрута заключалась в том, что приходилось вести машины по зыбучим пескам и вадям (высохшим руслам ручьев), напоминающим противотанковые рвы. Случалось, подъезжали к двухметровой отвесной песчаной стене, носом машины толкались в стену, она осыпалась, цеплялись гусеницами за получившуюся выбоину и постепенно поднимались наверх. Еще один пример. Засел в солончаках танк Т-72, казалось не вытащить. Я предложил сцепить БМП-2 с танком и дернуть с разгона. Дернули - танк пошел, хотя БМП в три раза легче танка. Арабы были в восхищении и выкрикивали: "биэмпи, биэмпи!". БМП-2 арабам понравилась. Машина к тому времени была хорошо отработана. За тысячу километров не случилось ни одной поломки, только однажды вышел из строя пневморедуктор пневмосистемы. Из общения с военными ОАЭ мы поняли, что машины других стран имели гораздо больше проблем. Однажды мы не смогли преодолеть бархан, потому что песок в нем был мелкий, как мука. Машина провалилась по днище. Потом свалилась гусеница, пять часов мы ее одевали при 35-градусной жаре, но эвакуировались сами. После того случая два дня во рту была бесконечная жажда. После проведенных испытаний мы вернулись в Курган, приобретя опыт работы с арабами. В 1990 году арабы решили проверить БМП-2, БТР, танк Т-72 в летних условиях. Мне обычно сны не снятся. А тут вдруг приснился сон, что я опять в Эмиратах. Пришел на работу, а мне звонят из ГИУ (Главное инженерное управление Министерства внешних экономических связей, занималось экспортом военной техники).

Самоходный 120-мм миномет, выполненный на базе БМП-2 индийскими инженерами
75. Самоходный 120-мм миномет, выполненный на базе БМП-2 индийскими инженерами

    Полковник Сухачев говорит: "Арабы опять нас приглашают к себе. Как ты думаешь, пройдем мы испытания в летних условиях?" - "Пройдем, конечно". - "Тогда формируй бригаду, в ней должны быть только заводские". Начались летние испытания, которые возглавил заместитель командующего сухопутными войсками ОАЭ генерал Аль Рьяни. Летом в тех краях стоит жуткая жара. Как только вошли в барханы, БТРы через метров 50 зарылись в песок. Танки тоже не смогли преодолеть подъем, пошли в обход. Аль Рьяни на джипе с широкими шинами пылил впереди. Мы следовали за ним на двух БМП-2 и двух рубцовских "Коршунах". Увидели, как подвезли и сгрузили с трейлера английскую БМП "Уорриер", которая присоединилась к пробегу. Режим пробега: два часа движения, 15 минут отдыха. Только мы встали отдохнуть, подошел "Уорриер". Вместе двинулись на бархан. Мы его преодолели, а англичане встали, забуксовали - на гидротрансформаторе гидромеханической трансмиссии не хватило тяги. В довершение ко всему у них еще и гусеница слетела. Мы ушли вперед. Вечером, когда англичане позже всех добрались до базы, мы увидели, как они копаются в своей ходовой. У нас было с собой оборудование, и мы предложили им помощь, которую они с благодарностью приняли. На другой день условия пробега были еще тяжелее. Мы шли вдоль границы с Катаром по очень жесткому каменистому грунту через сопки, которые были невысокие, но очень крутые. Возвращаясь, увидели, что "Уорриер" горит - английская БМП не выдержала высокого темпа и вибраций. Когда все вернулись на базу, мы выразили англичанам сожаление, подарили сувениры. Расстались друзьями, а на прощание они закатили нам грандиозный банкет в баре отеля.
    Помимо ходовых испытаний в программе были еще стрельбы. На импровизированном полигоне вся испытываемая техника должна была стрелять в течение пяти дней. Вдруг приехал начальник генерального штаба ВС ОАЭ Шейх Муххамед (ныне генерал шейх Мухаммед бин Зайд Аль Нахьян является наследным принцем эмирата Абу-Даби. - Прим. автора). Уселся в БМП-2 за руль. Мне поручили его сопровождать на второй БМП. Шейх долго гонял по пустыне. Когда не смог забраться на бархан, пришлось показать, как это надо делать. Потом он попросил продемонстрировать стрельбу. Иван Бурнашов (И. Бурнашов в настоящее время работает инструктором по БМП-3 в армии ОАЭ по частному контракту, прим. автора) на максимальной скорости выпустил около 200 снарядов из "тридцатки", я его корректировал с другой БМП. "Отбабахали". Шейх заявил без лишних слов: "Машину берем!"
    Шел 1990 год. Аль Рьяни (генерал-майор Аль Рьяни впоследствии стал главкомом сухопутных войск армии ОАЭ, в настоящее время является Чрезвычайным послом ОАЭ во Франции. - Прим. автора) сразу улетел в Москву на переговоры о контракте. Мы собрались домой, ждали в аэропорту самолет, когда вернулся Аль Рьяни. Он нам заявил: "Да, нам машина очень понравилась, но ваши товарищи, к сожалению, не хотят соглашаться на наши условия по установке английского тепловизора". Вот так не состоялась сделка с ОАЭ по продаже в эту страну БМП-2, а спустя год-два Эмираты стали главным заказчиком БМП-3. Но это уже другая история.

Индийская машина радиационной и химической разведки NBCRV (NBC reconnaissance vehicle)
76. Индийская машина радиационной и химической разведки NBCRV (NBC reconnaissance vehicle)

« Назад        Далее »